Cбегают через пару дней: крик души поваров школьной «столовки»

12 декабря 2019 в 08:52
Поделиться
Отправить
Класснуть

Выпускницы белорусских колледжей распределились в школьные столовые, и едва смогли выдержать несколько месяцев: они жалуются на настоящую травлю коллег, смешные заработки, суровый режим и не только, пишет Sputnik.

Молодой повар Ольга (имя героини изменено — Sputnik) побывала во время распределения в столовых нескольких столичных школ. Она делится: работать на Комбинате школьного питания весьма непросто — деньги смешные, а «темпы безумные»: по факту рабочих часов чуть ли не вдвое больше, чем в табеле.

Другая собеседница агентства, Кристина (также предпочла изменить свое имя), отработала в школьной столовой ровно столько, сколько положено, и сбежала в один из популярных столичных фастфуд-ресторанов. Здесь тоже несладко, зато куда проще ужиться с коллегами, да и платят лучше.

Молодые специалисты, работники столовых в столичных школах и детсадах, пожаловались корреспонденту Sputnik — на невыносимых коллег, отсутствие приличной практики, зарплату, совсем не соразмерную нагрузке, и многое другое... Слово героям.

Ольга: беременную (!) заставили тащить бак компота в 50 литров

Я училась в 221−м, моя специальность звучала как «Повар четвертого разряда, повар детского питания». Вообще сперва я поступила в педуниверситет, на этом настояли родители; а я совсем не хотела там учиться, так что вскоре забрала документы. Дальше выбирала между поваром и парикмахером; на собеседовании с директором колледжа сказала: «Хочу, чтобы муж и дети вкусно кушали». Так все и началось.

Ольга вспоминает, как ее, беременную, заставили тащить бак с компотом, который весил 50 кг

Предполагалось, что мне придется отработать год. Место отработки можно было выбрать, никого насильно никуда не отправляли: приноси запрос и делов. Я свой получила в школе во время последней практики. А потом забеременела, тогда и возникли проблемы: сперва мне говорили, что нигде нет мест; после все думали, куда на эти несколько месяцев меня такую деть. В итоге заведения я меняла буквально каждый месяц.

Была одна школа, в которой я едва выдержала недели две — потому что там была тетка, которая меня (беременную!) заставляла бак компота в 50 литров брать за полотенце и тянуть на раздачу. Я после этого на сохранении в больнице оказалась. Так что, как и везде, очень многое зависит от людей.

В табеле семь часов, по факту все 12

Многие молодые повара (я бы сказала, большинство) отрабатывают на Комбинате школьного питания. Так вот, на КШП сложно работать. Причем и в больших школах, и в маленьких. И зарплата, понятное дело, не отличается: примерно 600 рублей. Сложно представить, как на такие деньги можно прилично жить, особенно если надо снимать жилье.

Крик души школьной учительницы: «После проверок наказывают рублем»

В школе, где я работала, учились полторы тысячи ребят. При таком количестве учащихся в день отдается больше трех тысяч порций.
Проходимость большая, и кроме накрытия детям, приходится еще отпускать обеды с раздачи, продавать покупные блюда в кафе при столовой. В общем, темп в КШП дикий, в кафе работать куда проще.

График тоже безумный. В табеле стоят стандартные семь часов, но фактически выходит вот как: вечером в школу привезли курицу, значит, за ночь она разморозится, и в столовую надо идти к пяти часам утра, а работать до 5-6 часов вечера. И все это время повар на ногах. И так пять дней в неделю. И, конечно, никто не доплачивает за переработку.

Что входит в обязанности? Готовка. Булочками или фруктами мы кормим школьников только на полдник. В остальном повара работают в кондитерском цеху, с выпечкой (пекут, например, сосиски в тесте), в горячем цеху (варят супы и каши, жарят котлеты), в холодном цеху (нарезают салаты), в мясном (делают фарши и лепят котлеты). По два человека на каждый цех, только с тестом и салатами обычно работают по одному.

С молодыми специалистами в столовой не церемонятся

На 1500 учеников трудится всего шестеро поваров. Порой, когда обеды проходят с разницей в 15 минут, на раздачу приходится идти всем вместе — едва стол освободился, идешь и накрываешь его снова.

Когда я только пришла, успевала закончить работу только с одним столом, пока люди накрывали два. И в школьной столовой молодого специалиста никто не обхаживает и не жалеет. Даже наоборот, давят, я бы сказала: типа ты еще не«въехал», не знаешь раскладок, а потому еще не успел разогнаться, путаешься и делаешь все дольше коллег — а тебя третируют.

Вот и получается: и так волнуешься, спешишь, а тебя еще и подгоняют все и каждый, кто-то раздражается, и все валится из рук — морально тяжело. Есть такие коллеги, которые просто не дают работать: однажды я проходила практику в детском саду, где на кухне всем заправляла вредная бабулька, которая позволяла мне только хлеб нарезать.

Кстати, утверждения, что работники столовых растаскивают продукты, — давно не правда. Работая в школьной столовой, всегда можешь поесть — дети во многом привередливы, иногда порцию даже вилкой не ковыряют. Но если брать что-то домой со школьной кухни, строго накажут. У нас ходили рассказы про соседнюю школу: там, мол, прямо к крыльцу подъезжала машина и забирала таких работников. Так что все недоеденное действительно утилизируют.

Некоторые повара и два дня не выдерживают — сбегают

Была еще одна школа, знакомая мне по отработке: туда мне удалось попасть потому, что повар сбежал. К слову, это не редкость: на моих глазах за пару месяцев (срок с февраля до конца мая) сменилось два или три повара; одни работали по три дня, других хватало на месяц — и до свидания.

Потому что просто не выдерживали такой работы, тяжело и морально, и физически. Кухня — такое место, где общение бывает похуже, чем на стройке. Чтобы надолго задержаться в школьной столовой, надо иметь к этому гигантское желание, а еще непременно быть очень стрессоустойчивым человеком.

За это время успела поработать еще в детсаду и в одном из минских универсамов. В последнем с людьми и нагрузкой было в целом неплохо, зато раз в две недели (или месяц, если повезет) поднималась вверх через решетки канализация, потому что стоки забиты были.

Кристина: молодых специалистов всюду "вышвыривают"

У меня и от обучения в колледже воспоминания не самые радужные, не говоря уже о практиках и распределении. Поступила я после 11-го класса; действительно люблю готовить — думала, что смогу связать с этим жизнь. В итоге в профессии разочаровалась настолько, что не пошла доучиваться.

Практики тоже были такие себе — больше всего не нравилось, что постоянно менялись места работы: никому не нужны молодые специалисты. Все ведь ждут опытных поваров! Откуда им только взяться, если новичкам не дают руку набивать и отовсюду их «вышвыривают»? Обидно, когда тебе нравится место, но тебя — молодого — не хотят там держать. И платить тебе никто не готов столько, сколько «полноценному».

Отработать после учебы должна была год. Попала в обычную школу, где влиться молодому специалисту помогают весьма условно и только в самом начале пути. После начинается нервотрепка: поначалу я косячила (как все люди), и мои старшие товарищи ошибки непременно встречали криком.

Я ранимый человек и реагирую на все довольно остро, так что слез было море. Всегда недоумевала: почему же мне не хотят помочь? Я бы, напротив, направляла новеньких. А мне старшие повара порой просто не объясняли устройства того или иного процесса, а потом ругали за то, что я не угадала, действуя по наитию.

Сплетни и моральная травля – норма

Многие преимущественно женские коллективы славны сплетнями. Так вот, в школьной столовой они просто жуткие — все всех обсуждают, обзванивают друг дружку, делятся, передают — и меня пытались втянуть. Просто ужасно.

Давление от «стариков» на молодых специалистов есть. К примеру, мои коллеги очень любили поддевать меня, напоминая, что платят мне столько же, сколько другим поварам (несмотря на то, что я вроде как до них не дотягиваю). А как-то раз коллеги докладную на меня написали — за опоздания, которых не было.

Было так: большинство людей приходили в пять тридцать утра (мол, успеть переодеться, подготовиться), а в шесть начинали работать; мне было удобнее приходить за пять минут до официального начала рабочего дня. Фактически трудиться мы начинали в одно и то же время. Но меня гнобили: бесились, что спят меньше на полчаса. В итоге докладную подписала вся кухня, меня лишили части зарплаты.

Ушла в фастфуд-ресторан и не пожалела

Мне платили 600 рублей — особо не проживешь на такие деньги. Так что я дождалась окончания распределения и сразу ушла (хотя коллеги предостерегали — никто, мол, не возьмет меня на другую работу). В итоге устроилась на кухню в фастфуд-ресторан, мне тут нравится больше, так что в ближайшие годы останусь.

Я считаю, что распределение (как и определение на практику) происходит несправедливо. Кому-то везет отрабатывать и набивать руку в кафе или отеле, где молодые специалисты готовят разные блюда, занимаются сервировкой — «прокачиваются», что называется. Остальные в это время пашут в школе или детсаду. Это нечестно.

Все должны быть в одинаковых условиях. Но нет — все зависит от скорости поднятия руки, «кто успел, тот и съел». Разве это честно?
l

Нашли опечатку? Выделите фрагмент текста с опечаткой и нажмите Ctrl + Enter.

Чтобы комментировать, .