На «Старт», внимание... Fajno!

9 августа 2016 в 12:33
Плюсануть
Поделиться
Класснуть

Он рассчитывал наладить сотрудничество с Китаем, но вместо новых контрактов привез оттуда привычку пить пуэр. «Втыкает нормально», – говорит Дима Романов, помешивая ложечкой свежезаваренный чай. Можно ли в такой ситуации сказать, что затраты на поездку – это инвестиции в никуда? Или хорошая привычка – сама по себе прибыль? Но я задаю Диме другой вопрос.

— Ты, насколько я знаю, человек не медийный. Откуда же взялась идея твоего медиапроекта — интернет-радио «Старт»?

— Да, совсем не медйиный. Я — технарь. Но у меня есть хобби, и это — радио. В своё время я был просто помешан на ночном шоу «Пижама Пати», которое выходило в эфире «Радиус FM», меня цепляла эта фишка — ночные разговоры. На интернет-форуме радиостанции мы, слушатели, неплохо общались с диджеями и между собой, спорили, порой не со всем соглашались. С радиоведущим Валентином Малюговым даже начали сотрудничать, он какие-то новые идеи принес в эфир, пробовал, экспериментировал… Потом были несколько вечеринок в Минске, там собирались слушатели, поклонники станции — то есть уже вне эфира. Тогда только-только запустился ВКонтакте, и мы создали группу этой радиостанции в Vk, я до сих пор в ней администратором числюсь.

— В группе «Радиус FM»?

— Да, точно. Руку приложил, получается. Мы тогда пиарили группу с помощью конкурсов, из радиоэфира все переходило в интернет, налаживалась обратная связь между слушателями и диджеями. Активное движение на форуме было, но почему–то в тот момент администрация станции решила, что нужно очень все модерировать. Потом «Радиус FM» ушли в новостной формат, все изменилось… А в 2010 в Бресте родилось интернет-радио «Старт».

— Кто «родители»?

Мы с Валерой Гончаровым. Когда познакомились, был общий интерес сделать что-то здесь, в Бресте. Первый сайт, на базе которого реализовали интернет-вещание, был в домене .info. Там у нас образовалась первая наша аудитория, причем не только из Беларуси — слушали в Литве, Польше, России, Украине. «Классное крутите музло, ребята, продолжайте в том же духе», — когда такие отзывы получаешь, возникает азарт, сильнее становится желание делать что-то новое.

— Чем занимался в тот момент?

— Тогда я еще заканчивал университет… Но уже ощущал, что специальность вряд ли будет играть в моей жизни решающую роль. А вот медийная тема интересовала всё больше. И, между прочим, ещё до «Радио Старт» у меня был проект, напрямую связанный со СМИ — студенческая газета.

— Обычная газета? То есть — бумажная?

— Фактически это был вкладыш в основную газету университета — разворот А3 с двух сторон, то есть четыре страницы. Всё началось с того, что мы представляли университет на конкурсе студенческих СМИ и студенческой журналистики «Бригантина», который проходил в Минске. Мы приехали туда и убедились, что дело плохо — настолько студенческая пресса других вузов страны выигрывала по сравнению с нашей газетой, которая была и скучная, и неинтересная. Затем мы побывали на студенческом PR-форуме — «PR-Кветка», после чего меня окончательно затянула вся эта движуха. Первый свой вкладыш мы выпустили в 2009 году — постарались уйти от всего стандартного, сделать смелые материалы, дать им такие заголовки, которые «цепляли» бы читателя… Но больше всего, как оказалось, они «зацепили» руководство университета. По некоторым статьям пришлось отчитываться в нашем отделе идеологии.

— Угрозы отчисления не было?

— Нет, такого не было, просто попросили держаться «в рамках». Других вариантов выпускать студенческую газету — то есть самим разрабатывать и печатать — у нас не было, поэтому… Уже в первый год выпуска газеты мы отправились на «PR–Кветку» в Минск с проектом молодежного информационно-культурного центра при университете, и взяли первое место в своем блоке. Жюри понравилась идея проекта в целом и концепция его продвижения. Нам говорили: ребята, как здорово, что в Бресте появился такой проект, потому что раньше как-то ровно всё было, а теперь — что-то яркое и интересное. Через год мы пришли к мысли о том, что пора развивать направление радио.

— «Мы» — это сколько?

— В начале — четыре-пять человек. Те, кто уже участвовал в газете, и представлял себе, о чём говорить и как это делать. Позже количество активных участников проекта достигло двенадцати. В университете я нашёл человека, который помог с разработкой первого сайта, и летом 2010 года мы запустили трансляцию на radiostart.by.

— Как выглядел эфирный день «Радио Старт» в период его расцвета?

— Утром — музыка, а днем — программы в записи. Ближе к обеду выходили новостные выпуски, порой — обзоры новостей. Вечером шли музыкальные программы — и, конечно же, вечернее шоу «Фрикадели». Это, наверное, был наш самый популярный проект — мы сделали несколько вариантов этой программы, в разные дни у нее были разные ведущие. Если честно, то за основу взяли «Пижама Пати» и немного изменили формат…

— Значит, общение со слушателями имело место?

— Да, конечно. Мы принимали скайп-звонки, очень активно использовали twitter, в меньшей степени — vk. Люди подключались, слушали музыку, задавали вопросы, мы приглашали в гости известных людей, делали какие-то забавные, весёлые штуки. У нас был свой чат на сайте, где торчало очень много людей. Многие по этому чату до сих пор скучают.

— То есть — образовалось некое сообщество, центром притяжения для которого стало «Радио Старт»?

Да, и это сообщество существует до сих пор, так что если проект возвращать, эти люди тоже вернутся, и будут опять во всём участвовать. Однако сложновато все это вернуть.

Фото из архива Дмитрия Романова

— Закрыть проект — это было твое единоличное решение?

— Да. Мы много раз собирались и думали, что делать. Проект находился на той стадии, когда нужно было либо делать рывок и пытаться его коммерциализировать, либо законсервировать до лучших времен.

— А ты подсчитывал расходы, которые необходимы для поддержания функционирования станции: содержания небольшой редакции, например?

— Самая большая проблема в работе с этим проектом — это содержание нормального офиса с качественным интернетом. Потому что редакция даже интернет-радио полностью работать удалённо не может. В любом случае нужны, во-первых, постоянные рабочие встречи коллектива и, во–вторых, работа на нормальном оборудовании, нормальном канале.

— В принципе, двадцать квадратных метров в каком–нибудь бизнес–центре с оптикой…

— Да, этого вполне хватило бы. Но на тот момент у меня не было денег, чтобы нормально развивать станцию. На съёмной квартире можно было начинать проект, но оставаться там до бесконечности — нельзя. И мне на тот момент было сложно совмещать это с работой — уже началось распределение — и многие ребята уже работали.

— И тогда ты пришёл и сказал: ну, все…

— Нет, не так. Мы пытались найти выход. Но все понимали, что проект не способен в ближайшее время вернуть инвестиции. То есть это должно быть такое долгосрочное вложение. Я просто анализировал происходящее на белорусском рынке интернет-вещания, и заметил, что ни один проект, даже с очень большими инвестициями, не смог выстоять и остаться на рынке.

— Ты имеешь в виду Net.Радио?

— Да, и когда видишь, что гигантский проект, в который вложено столько денег, который делают не просто любители, как мы, а настоящие профессионалы, уйму времени отдавшие FM-вещанию, — этот проект всё равно не может выйти на окупаемость и вынужден закрываться… Ну, у меня не было просто никаких мыслей о том, как можно все это сделать.

— А если перевести проект в разряд общественных инициатив? Вот сейчас есть некая платформа краудфандинга в Беларуси, почему не презентовать его там?

— Я слабо верю в краудфандинг в Беларуси. Считаю, что такие проекты должны создаваться коммерческими изначально. Социальные проекты, как мне кажется, у нас не будут жить.

— Тебе известно о коммерчески успешном проекте интернет-радио?

— В Беларуси — нет.

— Ну, давай возьмём в масштабах планеты Земля.

— Есть довольно успешные проекты в России…

— Понимаю, о чём ты, но давай говорить только о проектах онлайн, а не об интернет-продолжениях радиостанций, стабильно вещающих в FM-диапазоне.

— Ну, есть ведь ещё и такая практика: начать онлайн, наработать уровень, создать студию, собрать коллектив — и просто получить разрешение на выход в FM-диапазоне, в том или ином городе.

— Просто получить разрешение и выйти в эфир… Ты в курсе, что за этими словами — уйма согласований и инвестиции в матчасть порядка 50 тысяч евро?

— В общем, да. Потому что такая мысль была и у меня. Создать рабочую редакцию и вывести проект на какой-то этап, когда стало бы возможно инвестирование, чтобы превратить его в городскую FM–станцию.

А ты знаешь, что в Беларуси не очень просто выйти в FM?

— Да. Вот, наверное, поэтому я и откинул эту идею куда подальше… пока что. До лучших времен, так сказать. Правда, не знаю, наступят они, эти времена, или нет.

— Будем надеяться, что наступят. Но лично у тебя и сейчас, насколько я знаю, все файно?

— Да, точно.

— Давай тогда поговорим о твоём втором проекте, более успешном в коммерческом плане — дизайн-студии Fajno!Design. Хрестоматийный вопрос: как все начиналось?

— В рамках продвижения «Радио Старт» мы готовили очередной проект — «Брест велосипедный», который собирались представить на очередной «PR-кветке». Проект был очень подробно разработан, но его требовалось оформить графически. Рук для этого у меня не было — в смысле, людей, которые сделают всё это красиво. Мой брат в то время учился на архитектуре, он и его ребята делали очень классные вещи по дизайну. Мы встретились — и буквально за полторы недели нарисовали весь проект. На фестивале он занял первое место и получил в качестве одного из призов — от столичного стартап-движения — сертификат на бесплатное участие в Minsk Invest Weekend. У меня сразу же родилась идея поехать туда с ребятами, которые помогли нам оформить «Брест Велосипедный».

— Подозреваю, что у тебя уже тогда созрел план…

— Скажем так: искать деньги для интернет-радио на инвест-уикенде на тот момент казалось мне бессмысленной затеей. При этом я видел перед собой людей, которые делают крутые вещи, но они — в первую очередь дизайнеры и художники, творческие люди, которые сами по себе… В общем, я предложил им: а давайте попробуем съездить за инвестициями для дизайн-студии. Грубо говоря, опять выступил организатором.

— Потому что ты — системотехник, и мышление у тебя — системное.

— Наверное, да. Эта инженерная часть во мне берёт свое и помогает собрать всё воедино. Я взял на себя функцию организатора, мы сделали презентацию проекта, выступили с ней в Минске, а потом решили, что эта дата будет датой основания студии Fajno Design. И знаешь что? На второй день инвест-уикенда мы поняли, что инвестиции нам не нужны.

Примечание: инвест-уикенд состоит из двух дней, в первый из которых участники готовятся к презентации своего проекта, а во второй — проводят её. То есть пытаются «продать» проект инвестору.

— А что же вам было нужно тогда?

— Полезные знакомства и общение, чтобы окончательно осознать концепцию того, что мы хотим видеть. Ещё, думаю, решимости добавилось. Мы сказали всем, кому это могло быть интересно: давайте общаться, может, у вас есть предложения по реализации наших проектов и какой-то помощи. С инвест-уикенда мы привезли множество контактов, в том числе и с производителями мебели. И пусть даже в этом направлении мы не пошли, но до сих пор эти контакты всплывают, и мы периодически какую-то работу делаем для них. К тому же, мы получили несколько заказов на дизайн интерьера и сразу разработали несколько проектов.

— Завертелось-понеслось?

— Всё по чуть-чуть начало работать. Первоначально, конечно, очень сложно было… Я считаю, что первый год существования любой дизайн-студии — это критическое время. Даже сейчас, наблюдая, как появляются конкуренты, я вижу, что они больше года не живут.

— Как идут дела сегодня?

— Если говорить о работе, то заказов хватает, без дела не сидим. И это не смотря на кризис, который везде… Меня одно время родители долбили очень сильно: вот что ты фигней занимаешься, найди нормальную работу. И не только меня — ребят моих так же долбили. Я думаю, это хорошо знакомо всем, кто начинает свой маленький бизнес, особенно — в самом начале, когда ещё нет возможности зарабатывать неплохие деньги. Главное — не поддаться, а потом начинает получаться что–то, и ты видишь, что всё действительно круто, и бизнес развивается, и есть куда дальше расти — это здорово.

— Ну, давай тогда о достижениях студии. Насколько я знаю, они есть.

— Наши работы отмечены администрацией международного дизайнерского ресурса Behance «За лучший индустриальный дизайн». Наша работа Marina’s Birds попала в листинг авторитетного портала о промышленном дизайне Yanko Design и вошла в месячный топ-10 этого ресурса по количеству просмотров и лайков — а на первом месте того же топа был, между прочим, концепт iPhone 5s. После этого пошли дополнительные цитирования по таким раскрученным ресурсам как adme.ru, pinterest.com, на которых ты регулярно что–то читаешь и смотришь, но никогда и мысли не допускал увидеть свой продукт — а он уже здесь. К примеру, на сайте журнала AD Russia был материал про наш стул Branch chair.

Предметы интерьера, созданные студией FajnoDesign

— А не подавали работы на какие–нибудь профессиональные конкурсы?

— Все эти конкурсы — это такой своеобразный повод похвастаться. На деле лучшая оценка — оценка заказчика. Название студии Fajno с украинского, польского и белорусского переводится примерно одинаково: круто, здорово, хорошо. И когда заказчик говорит — «Файно!» — это значит: круто сделали, хорошо. Мы стараемся вводить в оборот это выражение — «сделать файно». И слоган мы подбирали соответствующий: We do it fajno!

— Основной денежный поток сейчас идет от интерьерного дизайна?

— Не только от интерьерного дизайна, а от самого разного сотрудничества. Работаем в направлении производства различных интересных вещей — например, для заказчика из Кишинева разрабатывали детскую мебель. Создаём различные архитектурные формы для посёлков, занимаемся и удалённой визуализацией. Но всё это — в основном не местный клиент. В Беларуси только иногда проскакивают интересные заказы.

— Например, музей Карвата?

— И это тоже, но мне больше понравился проект детского игрового центра, который мы делали в прошлом году. Сейчас этот заказчик снова к нам обратился, и мы делаем для Минска такой же проект, только он намного больше по площади.

— Дети — это здорово, а что не так с музеем Карвата?

— Первоначально проект был немножко другой. У нас на сайте можно посмотреть, как мы его себе видели на рендерах. Но даже эти рендеры — не совсем то, что ребята хотели сделать. В идеале всё было ещё круче. Но, опять же, сыграли свою роль различные наставления со стороны администрации — «мы считаем, что так ненормально, а нормально вот так»… В общем, приходилось идти на какие-то компромиссы.

Интерьеры, созданные студией FajnoDesign

— Но это реализованный проект?

— Да, это реализованный проект, он воплощён. Ребята начинали его ещё без меня, будучи на четвёртом курсе: был объявлен конкурс на архитектурный проект музея, и они предложили своё решение, которое понравилось заказчику… А так как больше решений, по-моему, никаких не было, и они оказались единственными, кто подал какую-то идею, их в итоге и выбрали.

— Как руководитель Fajno Design, сколько часов в день ты тратишь на работу — на «текучку», пиар, перспективные проекты?

— Думаю, что пять-шесть часов.

— И тебе всё это нравится?

— Да, мне на самом деле интересно работать с людьми, даже с заказчиками, разрабатывать новые способы продвижения, находить новые нестандартные решения. Интересно всё — от анализа посещаемости сайта до изобретения новых фишек в части юзабилити.

— У тебя есть какой-то режим дня?

Я бы сказал, что очень плавающий. Могу проснуться в восемь, а могу и в двенадцать. Если нужно встать очень рано, могу не ложиться вообще. Я сделаю то что должен, а потом могу отоспаться со спокойной душой или поехать на рыбалку. Есть особый кайф в том, что ты не привязан к жёсткому графику, сам принимаешь решения, когда и что тебе делать.

— А есть в Бресте некая тусовка, в которой люди, подобные тебе, общаются, где вам приятно находиться друг с другом?

— Мне вообще очень приятно находится в компании с моими ребятами — в студии. У нас отлично налажен обмен эмоциями, мыслями, у нас уже юмор какой-то свой, именно это мне очень нравится. Если говорить шире, о социальных сетях каких-то, мне очень нравится twitter. Там можно подписаться на определённые аккаунты, которые, как по мне, интересные мысли транслируют. Читаю различных бизнес-тренеров, блоги… В интернете масса возможностей отфильтровать себе нужную информацию.

— Раз уж мы затронули чтение, что можешь порекомендовать из книг? Одну книгу для бизнеса, а одну — для души?

— Когда у тебя есть только идея, и больше ничего — очень важно правильно её презентовать. В этом однозначно поможет книга Кармин Галло «iПрезентация». В ней, как я говорю, всё по Джобсу. С её помощью можно научиться презентовать проект как инвестору, так и тем, кого ты хочешь заполучить в свою команду.

— Книга для души?

— Недавно читал «Что делать?» Чернышевского.

— О! Был повод?

— Не знаю, можно ли назвать её книгой для души, но сегодня она мне кажется актуальной. В ней показано поколение, которое значительно умнее всего, что его окружает, и в головах у лучших представителей этого поколения рождается та модель общества, которая должна быть. На их взгляд — и на мой взгляд тоже. С оговорками, конечно, потому что не всё уже актуально из того, что предлагают герои книги, но тем не менее.

— Я объясняю твой выбор литературы тем, что в любой модели важен дизайн — будь то модель общества или модель стула. Скажи, а что ты думаешь о стартапах, инвесторах, бизнес-ангелах, краудфандинге и прочей атрибутике новой экономики? Советовал бы начинающим?

— Я слабо верю в белорусских бизнес-ангелов. С некоторыми общался лично. За некоторыми до сих пор слежу в Facebook. Это — очень знающие люди. Но в большинстве случаев человек, обращающийся к бизнес-ангелам, должен честно ответить себе вот на какой вопрос: готов ли я за некие деньги расстаться со своей идеей, своим бизнесом? Потому что в Беларуси ситуация с инвестированием такова, что хорошо, если в итоге человек получит 10% своего же бизнеса. Это реально хороший показатель. Так что если у вас есть идея, продукт, который, как вы считаете, можно монетизировать, постарайтесь обойтись без привлечения денег всех этих людей.

— То есть пользы никакой, один вред?

— Не так однозначно. По большому счёту, в принципе стоит участвовать в разных движухах. Повращаться в этой среде. Поездить на форумы, обменяться мыслями с другими людьми. Это общение наведет вас на другие мысли. Что–то, услышанное вскользь по какой-то чужой теме, может подтолкнуть вас к созданию чего-то совершенно иного. Вы посмотрите на свой продукт с совершенно другой стороны и найдёте новые возможности его монетизации. Нет смысла ехать только с одной целью: получить деньги.

— Последний вопрос: а с какой целью ты предпринял свой вояж в Китай, и чем всё закончилось, кроме привычки пить пуэр?

— Я рассчитывал, что у нас получится завязать сотрудничество с китайцами. Мы там были около недели осенью 2014-го. Ездили не наобум, а на встречу с конкретными товарищами, но из этого ничего не получилось. Я понял следующее: чтобы вести дела с китайцами, нужно, во-первых, иметь хорошие деньги и, во-вторых, разбираться в рынке, в его культурных особенностях. Мы перед поездкой много литературы перечитали про то, как там ведутся бизнес-переговоры, как вообще осуществляются коммуникации между, скажем так, местными и не местными, и всё равно мы чувствовали — что-то не то. В итоге, приняв во внимание в том числе и вероятность мошенничества, решили, что с китайцами работать было бы дешевле, но с европейскими компаниями — выгоднее.

Автор Сергей Мисиюк

Фото: Дмитрий Ветер

Чтобы комментировать, или войдите через ВКонтакте.