Музыкант из Кобрина снял клип за $200, а сейчас подписывает контракт с лейблом из Москвы

3 декабря 2020 в 15:41
Поделиться
Отправить
Класснуть

Жизнь Юры могла быть такой же прозаичной, как и все беларуские городки с населением в 50к+. Окончил 9 классов, пошел в местный лицей, получил ненужную ему специальность повара, а потом — повестка, военкомат, армия.

За полтора года службы Юра написал 17 треков для своего первого альбома, а когда дембельнулся — снял клип, где сжёг военную форму, рассказывает «Бинокль». Сейчас у парня 15 тысяч подписчиков в Instagram, в мае он снял клип за 200 долларов (не хуже, чем у Макса Коржа), а теперь вот-вот подпишет контракт с лейблом из Москвы.

Кобрин, где до сих пор уличные драки

С Юрой мы встречаемся у одного из кафе, где подают пиццу и комплексные обеды. Вид у кафе такой же — комплексное сэндвич-панельное оформление, которое войдет в историю беларуского дизайна как пример неэффективной экономии. Кафе нас не интересует, заходим к нему в тыл, где административные здания разных степеней потрепанности соседствуют с хаотичной парковкой. Здесь находится одна из локаций клипа «Завязал».

По вечерам сюда съезжаются кобринские пацаны на машинах, ставят их и идут тусить. В принципе, об этом и клип, правда, любая тусовка в нем заканчивается драками. Интригующий дисклеймер в начале видео говорит, что клип снят на реальных условиях. Юра подтверждает — в сюжет легла история брата, который «в своих районных кругах человек известный».

Раньше мы как с ним не пойдем гулять, он постоянно попадает то в драки, то еще во что-то. Был реальный случай, который есть в клипе: мы идем по парку, ему кто-то звонит — мол, намечается стрелка, пошли посмотрим. Пришли и чуть сами не стали участниками.
Подожди, ты хочешь сказать, что в 2020-м в Кобрине до сих бор собираются люди на стрелки?
Раньше было более масштабно, приезжали люди из Дрогичина, других городов. Собиралось около ста человек. Плюс движ околофутбольный был развит. Дрались на школьных стадионах, пока не приедет милиция и все не разбегутся. Сейчас есть потасовки, но они помельче: кто-то что-то не поделил, один за другого вступился — и началось.
Брат завязал?
Старается. По крайней мере, сейчас перед тем, как за кого-нибудь вступиться, думает головой.

Клип «Завязал» выстрелил. Кобринские пацаны начали слушать трек на колонках, а видеоряд получился не хуже нетленок Макса Коржа и Тимы Белорусских. И это при том, что на клип Юра потратил всего 200 долларов. С ним, правда, вышел досадный косяк: первая версия отснятого материала беспощадно повредилась и восстановлению не подлежала. Пришлось отснимать все заново: искать массовку, звать людей и видеографа.

Все не зря: за первые дни клип набрал две тысячи просмотров, а сейчас — около шести тысяч. Возможно, трек выстрелил из-за неприкрытого сходства с Максом Коржом. Юра говорит, вышло не специально и вообще, ему больше нравится Скриптонит. Верим музыканту на слово.

Отказался давать присягу в армии и уехал служить в Слуцк

Биография Юры до армии ничем не отличается от тысяч (если не миллионов) других жизнеописаний по стране. Детство прошло в «БАМе» — частном секторе в тылу Кобрина. Любимым развлечением у пацанов были побеги в лес после передоза «Выжить любой ценой», где, поддавшись примеру Беар Гриллса, ловили червей, строили шалаши и выживали в суровых кобринских условиях.

Со временем эти условия стали малы для внутреннего мира растущего зумера — и Юра рванул в Питер. Сгреб в карманы имеющиеся деньги и поехал на поиски Saint P. dream, заранее не позаботившись ни о работе, ни о жилье. Обо всем этом чуть позже на полтора года позаботится военкомат, которого парень обломает своим нежеланием давать присягу.

В Питере парень потусил около полугода: сначала расклеивал объявления, а потом нашел постоянную работу фотографа в торговом центре. В России он и подумал всерьез заняться музыкой. Юра даже нашел студию, но кобринский военкомат оказался хитрее планов: выдав отсрочку на полгода, в следующий призыв он все-таки забрал к себе «размечтавшегося» призывника.

До армии я ходил в церковь. И сейчас хожу, но отказался давать присягу не из-за религии. Просто не хотел обещать того, чего не буду выполнять. Например, там есть строчки вроде «клянусь выполнять все приказы», а откуда я знаю, что мне прикажут? Какой смысл мне давать присягу, если я этого делать не буду. Решил, зачем оно мне…

Юра решил не давать присягу, а военкомат решил отправить его в самые «элитные» подразделения войск — железнодорожные. По словам музыканта служила там половина «зэков», половина верующих. В части на Юру никто не давил из-за нежелания давать присягу, таких там было много.

В армии Юра времени не терял: вставал в 4-5 утра, накидывал тексты для альбома. За полтора года парень написал 17 треков и придумал «Блудного сына» — прообраз потерянного человека. Ему и посвящен одноименный альбом. «Прообраз потерянных людей замотивировал меня писать песни со смыслом», — говорит Юра.

Сжег военную форму в клипе и навел шухер в части

Спустя месяц после дембеля Юра дропнул свой первый трек «Музыкант» и снял клип на него. В нем же сжег военную форму.

Сжечь форму мечтает любой солдат. Я эту мечту воплотил. Когда служишь в армии, ты полтора года ходишь практически в одной и той же одежде. Тебе постоянно хочется избавиться от формы, переодеться в «гражданку». Я пацанам в армии говорил: уйду на дембель — сожгу. Пришел и сжег. Комбат был в ярости, мне об этом сослуживцы говорили. Ну ничего, шумиху навел, обо мне узнали новые люди, пошли просмотры.

В армии Юра запланировал продвижение альбома: сразу осенью первый клип, в мае — второй бэнгер «Завязал», а к концу года — первая часть альбома, состоящая из 10 треков. У парня даже был бизнес-план, как продать 800 билетов на сольный концерт, но пришел ковид.

Каждую песню музыкант сопровождает видеорядом: в 2020-м очень важно визуальное дополнение. Юра целенаправленно не выкладывает альбом целиком — так он утонет в море других релизов ноунеймов.

После «Завязал» музыкант решил прокачивать личную страницу в Instagram. На таргет и розыгрыши денег вкинул что-то в районе 150 долларов. Подписчики приросли с 9 до 15 тысяч человек.

Я даже хотел купить рекламу треков у блогера. Она стоила что-то в районе 130 баксов. Отправил ему свои песни «Музыка играй» и «Падаю». Чувак послушал, ему понравилось, и он пропиарил меня бесплатно.

Контракт с Москвой и поиски себя

При записи музыки Юра руководствуется принципом «мысли глобально, действуй локально» (хотя сам об этом, возможно, не задумывается). Все пишет и сводит в родном Кобрине на студии Bona Records. Там у ребят полный фарш: накидают не только биты, но и помогут с живыми партиями.

Сейчас у «Блудного сына» новый поворот в карьере: на музыканта вышел лейбл из Москвы и предложил сотрудничество. Юра не сильно рассказывает подробности: контракт пока не подписан, парень работает с юристами. Известно, что лейбл будет заниматься выпуском и продвижением треков, а авторские права все остаются за музыкантом.

По этой причине Юра пока и не уезжает из Кобрина: здесь дом, студия и какая-никакая работа (парень работает администратором в кафе Black). Долго оставаться и бросать якорь в Кобрине музыкант не планирует: всему постоянному предпочитает временное.

Я не хочу постоянного места жительства, хочу постоянно быть в разъездах. Наша жизнь временная, поэтому жилье и имущество должно быть временным, они должны дополнять жизнь. Ты можешь построить дом за миллион баксов и проживешь в нем всю жизнь. В то же время на миллион ты можешь попутешествовать и проживешь жизнь с более насыщенными эмоциями.

Моя главная цель — изменить мир. Найти себя, помогать людям через музыку, чтобы они через нее находили свое место в жизни. Зарабатывать творчеством — дело второстепенное. Было бы классно не распыляться между работой и студией, но главное — поиск себя, — говорит Юра.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент текста с опечаткой и нажмите Ctrl + Enter.

Чтобы комментировать, .