В Бресте десятки людей пришли поддержать активистку, которую вызвали на ковер в опеку

2 октября 2020 в 08:57
Поделиться
Класснуть
Отправить

В администрации Московского района Бреста 1 октября на одном из заседаний комиссии по делам несовершеннолетних рассматривали информацию, поступившую на мать двоих детей, активистку Полину Шарендо-Панасюк, о том, что она с мужем и ребенком участвовала в несанкционированном шествии, пишет «Брестская газета».

Накануне заседания по соцсетям разлетелись сообщения с просьбой прийти и поддержать Полину. И люди, которые уже несколько месяцев поражают своей невероятной солидарностью, откликнулись — пришли около 60 человек. Однако когда они начали заходить в здание, оказалось, что дальше фойе их не пускают — якобы в кабинет, где проходят заседания комиссии по делам несовершеннолетних, можно пройти только по повестке.

После долгих споров сотрудники администрации сдались — людей решено было пропустить на третий этаж, предварительно записав их паспортные данные. «Сначала перепишут, а потом повяжут», — то ли в шутку, то ли всерьез говорили люди, доставая паспорта.

Якое б рашэнне не было прынятае, яно будзе нелегетымнае з пункту гледжання ўсіх норм міжнароднага права. За тое, што чалавек мае грамадзянскую пазіцыю, нельга ставіць сям’ю ў нейкае сацыяльна-небяспечнае становішча. Выказванне адкрыта сваіх палітычных поглядаў - гэта не алкагалізм, не наркаманія, не нейкая паталогія. Наадварот, гэта адзнака таго, што нацыя здаровая, не баіцца выказваць публічна свае погляды на вуліцах, а не на кухнях. Прыраўніваць гэта да паталогіі — гэта і ёсць паталогія. Я спадзяюся, што яны прымуць адэкватнае рашэнне, — сказала перед тем, как подняться с людьми на третий этаж, активистка.

В кабинет команду поддержки — а людей набился полный коридор — заместитель председателя комиссии Валентина Зданевич впустить категорически отказалась. Туда беспрепятственно впустили только родственников Полины. Тогда Шарендо-Панасюк стала в дверях, отказываясь проходить дальше.

Далее между нею и Валентиной Зданевич состоялся такой диалог.

Это все мои родственники. Я хочу, чтобы люди видели своими глазами и слышали своими ушами, — заявила Полина, стоя в дверях кабинет и показывая на коридор. — Девочкой для битья я быть не хочу. Вас тут столько, а я одна. Что это за неравные условия? Люди хотят видеть и слышать.
Я людей на комиссию не приглашала, — возразила заместитель председателя комиссии.
А я приглашаю. Почему вы боитесь гласности?
Здесь присутствуют ваши родственники. Это касается только вас.
Это касается нас всех, у нас тоже есть дети, — раздались женские голоса из коридора.
Вы выйдете и все расскажете, дадите интервью, — парировала Валентина Зданевич.

В конце концов Полина Шарендо-Панасюк заявила, что или люди смогут присутствовать, или она уходит.

В итоге был найден компромисс — людей в кабинет (к слову, маленький для такой команды поддержки — прим. ред.) не пустили, но дверь оставили открытой. Те, кто стоял у входа, могли хорошо слышать, что происходит. Заседание началось.

Валентина Зданевич сообщила, что в комиссию поступила информацию из Ленинского РОВД о том, что днем 6 сентября Полина и ее муж Андрей, который сейчас отбывает очередные 15 суток в ИВС за участие в несанкционированном массовом мероприятии, со старшим сыном 2009 года рождения публично протестовали против действующей власти — принимали участие в незаконном шествии. К слову, это ошибка: на самом деле супруги были с младшим сыном, 2016 года рождения. Председатель комиссии заверила, что они будут выяснять у милиции, почему там перепутали детей.

Почему комиссия по делам несовершеннолетних должна реагировать? Потому что нахождение детей на таким мероприятиях по сути несет непосредственную возможную угрозу их жизни и здоровью, — пояснила Зданевич.
А почему оно несет угрозу? — поинтересовалась Шарендо-Панасюк.
Всякие бывают моменты, когда мероприятия несанкционированные. Когда они санкционированы, ведется охрана общественного порядка, рядом находятся кареты скорой помощь (не дай бог где-то что-то случается). Вы понимаете, да? Когда мероприятие не санкционировано, охрана общественного порядка не обеспечивается.
Если я иду на митинг, я знаю, что мой ребенок под моей защитой, — ответила женщина.
Я более чем уверена, что вы ответственный гражданин и замечательная мама, но мы здесь находимся на работе, рассматриваем поступившую информацию и предупреждаем вас о том, что дети должны находится в безопасных условиях.
А кто несет опасность для мам с детьми, которые гуляют по городу?
Которые гуляют по городу — никто. В данном случае мы рассматриваем информацию, которая гласит, что вы являлись участниками массовых мероприятий, несанкционированных.

Далее в разговор вступила представитель органа опеки и попечительства управления по образованию администрации Московского района.

Детей можно оставить с дедушками, с бабушками. Идет речь только о безопасности ребенка. Мы вас предупреждаем только об этом. У вас есть право выражать свою гражданскую позицию. Идете на митинг — ребенка там не должно быть. Вот и все, — сказала специалист.

В ответ Полина Шарендо-Панасюк заявила, что во время несанкционированных массовых мероприятий угрозу как детям, так и их родителям несут как раз-таки сотрудники «так называемых правоохранительных органов».

На сегодняшний день массовые мероприятия несанкционированные, они имеют стихийность, к сожалению. Поэтому мы вас предупреждаем. А это уже ваше право — сделать определенные выводы, — подытожила Валентина Зданевич.

На этом заседание окончилось.

В коридоре и на улице Полина Шарендо-Панасюк поблагодарила всех за поддержку и подытожила: «Посыл такой — сидите с детьми дома. Гуляйте, но только на балконе. Но я не собираюсь из-за этого отказываться от своей позиции».

Нашли опечатку? Выделите фрагмент текста с опечаткой и нажмите Ctrl + Enter.